Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Мнение русского о чеченцах

Оригинал взят у groznyboy в Мнение русского о чеченцах
С Михаилом мы знакомы относительно недавно. Буквально пару лет. Он приезжал в Чечню со своей супругой буквальо сразу после свадьбы. Почитайте его мысли, может быть некоторым моим читателям будет полезно мнение человека, который всем сердцем ненавидел нас, чеченцев и Чечню...
Михаил, ОГРОМНОЕ СПАСИБО за честность!
Оригинал взят у mkoinov в Моё отношение к Чечне и чеченцам
Должен признаться, что бо́льшую часть своей жизни я видел в чеченцах исключительно «заклятых врагов». Я даже помню, как уже в юношестве сидел над картой России и на полном серьезе размышлял о том, как максимально эффективно построить военные укрепления на границе с Чеченской республикой, чтобы навсегда отделить её от остальной территории нашей страны. И сомнения у меня вызывал лишь один момент — проводить эту границу по левому, или же по правому берегу Терека.

Мне было уже семь лет, когда началась Первая чеченская война, и с экрана телевизора лился нескончаемый поток адских хроник её событий. В детское сознание навсегда впечатались кадры из программы «Время», на которых чеченские боевики отсреливали пальцы заложнику. Там же остались и чудовищно реалистичные сцены из невзоровского «Чистилища». А потом, после недолгого и «мутного» перемирия пришел Путин, и уже хроники Второй чеченской потекли с экрана.


Collapse )

Генерал Ермолов и фальшивка

Оригинал взят у vatslav_rus в Генерал Ермолов и фальшивка воинствующих русофобов
3GS55aZ2

          "КОВАРНЫЙ ПЛАН ГЕНЕРАЛА ЕРМОЛОВА"

       В теорию заговора верят многие из тех, кто пытается найти корни современных общественно-политических проблем в России. Тамплиеры, масоны, сионисты – вот те, кто, преследуя свои коварные цели, столетиями составляют планы уничтожения целых государств и народов. Интересно, что в список «злых гениев» попал и генерал А.П. Ермолов, чей тайный план уничтожения кавказских народов стал достоянием интернет-общественности.


       В последнее время на многочисленных кавказских форумах в глобальной Сети появились перепосты так называемого «плана Ермолова», представляющего собой текст письма знаменитого военачальника русскому императору, в котором изложены крайне циничные предложения, касающиеся усмирения Кавказа.

       Вот этот апокрифический документ: «Окончится вой-на, кое-как всё утрясётся, устроится. И мы бросим всё, что имеем, всё золото, всю материальную помощь или ресурсы на оболванивание и одурачивание горцев. Посеяв на Кавказе хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти ценности поверить. Путём подкупа мы найдём своих единомышленников, своих помощников и союзников среди них. Пройдут годы, и совершится гибель этого самого непокорного на земле народа, необратимое и окончательное угасание его самосознания. Мы навяжем им светскую мораль и постепенно вытравим из них религиозную сущность.

       Мы будем насаждать пьянство и разврат, насилие и воровство, стяжательство и мошенничество, доносительство и предательство, и растлим их так, что от этого народа сохранится одно название. Мерилом порядочного образца для них станет соперничество в карьере, благоустройстве и накопительстве, так что они будут презирать друг друга. Среди них появятся гордецы и завистники.

       Добропорядочность будет высмеиваться как непроходимая глупость, и они сами предадут её забвению. Тот, кто дерзнёт выступать против этого, будет объявлен простаком и станет гоним. Цивилизацию мы будем насаждать ловко и незаметно. Начинать нашу затею следует с молодёжи, и с малых лет разлагать, растлевать и развращать оную.

       Мы обстряпаем из них предателей, доносчиков, соглядатаев, и превратим их в личности без веры и покаяния. Таким образом мы будем расшатывать чеченцев из поколения в поколение, до тех пор, пока не добьёмся желаемого. В конце концов, Великий Государь, если не мы, так наши потомки узрят, как верно оные будут служить короне Российской Империи и верноподданически воевать за то, чтобы именоваться россиянами»…

       Примечательно, что ни дата, когда было написано письмо, ни его адресат нигде не указаны. «Письмо Ермолова российскому императору» – вот и вся скупая информация. А ведь генерал прожил долгую и плодотворную жизнь(1777–1861 гг.), став свидетелем царствования Александра I, Николая I, Александра II (о Екатерине Великой и Павле I мы не говорим). С каким из правителей России делился своими планами коварный генерал? Неизвестно.

      Возникает вопрос: откуда выплыло это загадочное письмо и кто является его настоящим, а не выдуманным автором? Увы, ответов никто не даёт, предоставив право самим решать, верим ли мы в подлинность очередного «документа» или нет.

        Но установить, откуда взялись не только идеи, но и значительные фрагменты текста, всё-таки представляется возможным.

        В начале 90-х годов среди российских державников и национал-патриотов большой популярностью пользовался текст, широко известный как «доктрина Даллеса» – своеобразное руководство по установлению режима, максимально благоприятного администрации США и расчленению СССР. Авторство «доктрины» приписывали первому директору ЦРУ Алену Даллесу, который якобы озвучил её сразу после окончания Второй мировой войны в 1945 г.


42155075_07
Ален Даллес - автор популярной антисоветской "доктрины"

      Английского оригинала текста, как и положено «совершенно секретному документу», никто не видел и не публиковал, зато о самом «плане Даллеса» слышали миллионы, а сотни тысяч граждан бывшего СССР читали его изложение в многочисленных патриотических изданиях.

        Вот для сравнения выдержка из этого «документа»:

        «Мы бросим всё, что имеем, всё золото, всю материальную мощь и ресурсы на оболванивание, и одурачивание людей…


          Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить... Мы найдём своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного необратимого угасания его самосознания...»

          Думаем, что одной цитаты будет достаточно. Таким образом, всё становится на свои места – вот он, источник для создания новой исторической фальшивки, с невероятной скоростью распространяющейся благодаря ушлым блогерам и любителям ставить «лайки» в социальных сетях. Если, конечно, мифический «план Даллеса» можно назвать историческим источником.

          Журналисты, историки, политологи и литературоведы нашли корни и этого псевдодокумента, притом в советской литературе. Вот выдержка из романа-эпопеи Анатолия Иванова «Вечный зов», опубликованного в 70-х гг. (в романе данный монолог произносит бывший жандарм Лахновский, ставший офицером СС):

        «Окончится война – всё как-то утрясётся, устроится. И мы бросим всё, что имеем, чем располагаем: всё золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей! Человеческий мозг, сознание людей способно к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить...

        Мы найдём своих единомышленников, своих союзников и помощников в самой России! – срываясь, выкрикнул Лахновский. – …Я, Пётр Петрович, приоткрыл тебе лишь уголочек занавеса, и ты увидел лишь крохотный кусочек сцены, на которой эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия о гибели самого непокорного на земле народа, об окончательном, необратимом угасании его самосознания…».

        Заметьте: созвучны не просто мысли, но и целые предложения звучат буквально дословно!


20_sm
Олег Басилашвили в роли нациста Лахновского в сериале "Вечный зов"

    Итак, господа радетели за возрождение Кавказа, может быть, хватит пользоваться фальшивками, распространяемыми сайтами, вроде «Ichkeria.info» (на который и ссылаются большинство пропагандистов «плана Ермолова»)?

        Появление подобных безграмотных фальшивок свидетельствует не только о полном нежелании знакомиться с отечественной классикой (каковой, несомненно, является роман А. Иванова), но и о банальном незнании и пренебрежении реальной историей (подменяемой бездарными историческими фантазиями). А о том, как происходит грамотная подделка исторических документов, рассказал в одном из своих последних романов итальянец Умберто Эко. Прочитайте на досуге, русофобы-политтехнологи! Если вы всё-таки умеете читать…

Ростислав ВОЛЬФ


оригинал здесь: http://stav-reporter.ru/index.php/problemnaya-zona/3559-kovarnyj-plan-generala-ermolova.html

Чечня: Вайсерты с улицы Вайсерта : Кавказская политика

Вилли появился на свет в селе Листовка в Запорожье в 1930 году. А в 1941 году в Кзыл-Ордынской области Казахстана работники спецкомендатуры записали мальчика под новым именем – Василий и отчеством – Кондратьевич. Через десять лет Вилли-Василий принял ислам и получил мусульманское имя Магомед. Он в течение жизни трижды побывал в паломничестве в Мекке. Сегодня в селении Мелчхи Чеченской Республики одна из улиц носит имя Магомед-Хаджи Вайсерта. История одного рода – в материале «Кавказской политики».

Наш собеседник носит фамилию Вайсерт и проживает на улице имени Вайсерта:

Позвольте представить вас! Вы — Хусейн, младший сын Магомеда-Хаджи. И в республике, где фамилии всех местных жителей заканчиваются на «ев» и «ов», вы приковываете к себе внимание необычной фамилией — Вайсерт.

Да, я — представитель семьи Вайсертов. Но я бы не сказал, что эта фамилия кому-то интересна более, чем все остальные. Нашего отца в Чечне поныне хорошо знают, помнят. Стоит назвать фамилию — и уже никому не надо объяснять, кто я и откуда.

— Вы сейчас ещё скажете, что даже одноклассники в школе не дразнили, называя немцем, и вы драться с ними не лезли…

— Вот не поверите: меня немцем до сих пор никто в Чечне не называл. Вы первый, кто это сделал, и я не обижаюсь. Потому что и мой отец был немцем, и я — немец. Хотя, сколько себя помню, осознаю себя чеченцем. И не потому, что мать — чеченка. Я вырос в чеченской среде, живу в ней… Мне сложно представить себя в иной сфере. В Чечне я — дома. Я — часть этого дома.

Кстати, в советском паспорте отца была записана его национальность — немец. Он не поменял её. Я думаю, в этом кроется и одна из причин того авторитета, которым он пользовался среди чеченцев. Он считал, что, если бы он вдруг отказался от своей нации, то его перестали бы уважать.

Я говорил о Магомеде-Хаджи со многими людьми в республике. Все они, если и вспоминали о происхождении Вайсерта, то в последнюю очередь. В памяти он остаётся как человек очень искренний в своём служении Богу и во взаимоотношениях с окружавшими его людьми.

— Он, думаете, не знал, что нация, национальность человека — то последнее, что о нём следует знать? В Чечне о роде-племени человека спрашивают лишь в нескольких случаях. Например, если есть мысль и желание породниться, или, наоборот, если появились причины, которые могут привести к конфликту. Чтобы предотвратить ссору, тяжбу, используются всевозможные связи, рычаги. Когда дело касается выбора невесты или жениха, то опять же стараются узнать, из какой она или он семьи, каковы взаимоотношения в этой семье, соседями и т.д.

У отца к чеченцам осталось то отношение, которое выработалось ещё в юности, при первом соприкосновении с ними. Он увидел, как они ревностно держатся за свою веру, язык, культуру, обычаи, и решил, что уважение ко всему своему национальному — единственное средство добиться уважения чеченцев. Поэтому, даже приняв ислам и женившись на чеченке, говорил о том, что он — из третьего поколения немцев, некогда перебравшихся из Германии в Россию. В Чечне к нему прислушивались, в том числе и потому, что он чеченцев с их достоинствами и недостатками знал и изнутри, и как бы со стороны.

— Я помню его выступление на первом съезде чеченского народа. Это было неожиданно — что, во-первых, живёт такой человек в республике, и что он, во-вторых, разбирает чеченцев как бы по косточкам. Ну и в-третьих, то, что он и в самом деле видит и плохое, и хорошее...

— До съезда он ведь нигде и никак не «светился». А уже после съезда к нам домой зачастили журналисты, в том числе из Москвы, из-за рубежа. Среди них были и те, кто открытым текстом предлагали отцу признать ошибкой и принятие ислама, и жизнь с чеченцами.

Он назвал ошибкой то, что не познавал шариата с раннего детства. А чеченцев — в сравнении с теми народами, с представителями которых сталкивала его жизнь — назвал народом, к которому потянулась его душа.

— Давайте напомним, когда и как это случилось…

— Когда началась Великая Отечественная война, отцу было 11 лет. Жили они в Запорожье. Сначала оттуда в тыл погнали скот. Потом, в сентябре, в вагонах для перевозки скота отправили в депортацию всех живших там с царских времён немцев. Так отец очутился в Казахстане. Выживал тем, что помогал одному набожному казаху ухаживать за скотом.

Позднее, в 1944 году, в этот колхоз привезли и выселенных чеченцев. Отец подружился со своими сверстниками из их числа, работал, а потом и учился в ФЗУ вместе с ними. Через несколько лет он принял ислам, а затем и женился на чеченке.

Не окажись в этот период рядом с отцом чеченца Хамида Дадаева, ни одного из этих событий, возможно, и не было бы. Хамид сыграл решающую роль и в обращении отца в ислам, и в устройстве его личной жизни. Он оставался своего рода опекуном и другом нашей семьи до последних дней жизни. Кстати, умер он недавно, в Грозном…

— А как случилось, что ваши родители переехали из Казахстана именно в Мелчхи, а не в Гельдаген, откуда родом ваша мать?

— Моя мать, Тамара, действительно родом из селения Гельдаген. Но у чеченцев не принято жить под «крылом» у родственников жены. Поэтому это село в качестве будущего места жительства не рассматривалось даже. В то же время в Казахстане нашими соседями оказались чеченцы из Мелчхи. Больше того, например, Ризван Абубакаров и мой отец и в Казахстане, и здесь, в Чечне, жили как два брата. Названными братьями отца являлись также мелчхинцы Нажи и Увайс. Их мать Бука также относилась к отцу как к своему сыну. Они все и сказали моим родителям, у которых в Чечне не было ни кола, ни двора: «Обустроим вас в Мелчхи, не сомневайтесь».

Но попасть в тогдашнюю ЧИАССР оказалось не так просто. Мои родители вступили в брак по шариату и получать в ЗАГСе свидетельства о браке не стали. И вот, когда мои отец и мать с первыми детьми на руках в 1956 году по пути в Чечню попали в Минводы, их там задержали, продержали в каком-то лагере месяца два и отправили обратно в Казахстан — оформлять брак…

В Мелчхи попали со второй попытки. А там уже люди, как и обещали, помогли дом поставить, обзавестись хозяйством…

— Я где-то читал, что Вайсертам даже в ссуде отказали: какой, мол, резон деньги вам выделять, если через неделю-другую уедете ещё куда-нибудь…

— Да, было такое. Вообще, Советы умели проблемы гражданам создавать. А тут, представьте, приехал немец, да ещё и мусульманин…

— А сколько вас, детей, было в семье?

— Восемь. Четыре брата и четыре сестры. Все давно уже взрослые. Свои семьи, дети.

— И сколько сегодня внуков у Магомед-хаджи Вайсерта? Не считали?..

Отца нет в живых с 2002 года. Мамы не стало в октябре 2011 года. Внуков на сегодня — 34…

— С родственниками по отцовской линии связь есть? Что знаете о них?

— В 1941 году отца в Казахстан депортировали вместе с дедом и бабушкой по линии матери. Они умерли в первый год выселения. Затем нашлась мать отца. Вернее, она отыскала его по фамилии, и он ездил к ней в 1959 году. Но это — отдельная история.

С другими родственниками по этой линии связь сохраняется. Они живут, в частности, на Урале, и бывают в Чечне у нас в гостях.

Что касается мужской линии, то здесь сплошь белое пятно. Была информация, что кто-то из близких деда — отца моего отца — служит офицером в армии и живёт в Новосибирске. И больше никаких сведений.

— А отдельная история? О чем она?

— Контроль за спецпереселенцами в те годы осуществляла спецкомендатура. Отец состоял в ней на учёте под своей фамилией, но под другими именем и отечеством. Несмотря на это, его нашла мать, и отец в 1959 году выехал к ней в Кемерово. Перед этим он написал ей, что принял ислам, женат на мусульманке-чеченке. Она, видимо, решила, что сделал он это не по доброй воле, под давлением.

Отца хорошо встретили. Накрыли по традиции стол со спиртным и т. д. Отец наотрез отказался выпить вместе со всеми. Сначала все обиделись. Потом поняли, что ислам — это его выбор.

Мы, все чеченские Вайсерты, — мусульмане, и это давно и никак не мешает нашему общению, например, с родственниками с Урала. Приезжая в Чечню, они говорят, что боятся не ислама. Что их больше смущают сообщения прессы о конфликтах с применением оружия. А когда описываемого СМИ сплошного насилия не обнаруживают, удивляются. Но я назвал эту тему отдельной историей не только по этой причине.

Гудермес и Гудермесский район, в котором мы живём, всегда был многонациональным. Бок о бок с чеченцами, представителями народов соседнего Дагестана, здесь всегда жили русские, украинцы… Предки одних из них поселились в этом краю ещё в позапрошлом веке. Другие очутились здесь в первой половине прошлого века. Много было тех, кто бежали в Чечню от голодомора в Украине и Поволжье.

Так вот, 24 года назад, к нам домой, к отцу приехал один из гудермесских немцев — Сергей Брель, рассказал, что хотел бы принять ислам. Я хорошо помню разговор между ними. Отец сразу сказал, что если после принятия ислама Сергея кто-то где-то увидит выпившим или курящим, то ему будет очень неприятно и неудобно перед людьми. Но Сергей ответил, что долго всё обдумывал, взвешивал и своё решение не изменит.

В общем, Сергей и мусульманином стал, и мусульманское имя получил — Сиражди. Жена не пожелала поддержать его выбор и они разошлись. Со временем ислам приняли мать и одна из двух дочерей Сиражди. Она — врач и замужем за ингушом.

Последние четыре годы Шура — мать Сиражди — была прикована к постели. Он один ухаживал за ней. 5 декабря прошлого года она умерла, и мы похоронили её на мусульманском кладбище в Гудермесе.

Сиражди — ему, кстати, 60 лет — остался один. Одиночество — не лучшая участь для пожилого человека. Недели две назад мы уговорили Сиражди жениться и уже вместе решили эту проблему. Его женой стала чеченка из села Гойты. Сватом к её отцу ездил я…

— У вас — новые родственники…

— Да! Я рад этому, и благодарю за это Аллаха. Раз мы этой темы коснулись, расскажу ещё об одном случае.

Как-то раз к отцу приехала женщина из Курчалоевского района. Одна из тех, кто в советские годы приехала сюда и осталась. Она сказала буквально следующее: «Магомед, у тебя в Чечне нет ни брата, ни сестры. У меня здесь тоже нет ни брата, ни сестры. Давай будем друг другу братом и сестрой». И много-много лет уже она для всей нашей семьи — сестра отца. Тех, с кем мы так или иначе породнились, очень много…

— Расскажете о первом хадже отца?

— Отец всю жизнь был рабочим. То в колхозе работал, то на биохимзаводе. Пока на пенсию не вышел. Мы, дети, начальниками тоже не стали, и к моменту распада СССР, когда стало возможным совершать паломничество в Мекку, денег больших не накопили. А в селе все знали, что отец всю жизнь мечтает о хадже. Ну и стали приходить, предлагать помощь. Отца это растрогало до слёз, но денег он ни у кого не взял. Хадж можно совершить только на свои кровные, заработанные собственным трудом средства. Словом, отец сам собрал необходимую сумму и мы проводили его. Потом поехали в аэропорт встречать.

А народу там видимо-невидимо. И наших, мельчхинских, едва ли не всё село. И все эти люди, десятки тысяч человек, встречают отца. В селе в это время, как оказалось, резали быков, овец, чтобы весь этот народ принять, угостить… В глазах отца все эти дни стояли слёзы. Да и как без них, слёз, смотреть на то, как тысячи людей гордятся и восхищаются тобой. Тем, что ты прожил жизнь честно, с верой в Бога…

— В Мелчхи его именем названа улица.

— Да. Мы живём на улице, носящей имя Магомеда-Хаджи Вайсерта.

— А главой администрации села — ваш старший брат?

— Да, Муса, наш старший брат, — глава администрации Мелчхинского сельского поселения.

— А вы?

— Я долго в местном совхозе работал. В последние годы являюсь сельским тамадой (по-чеченски — «тхьамда»). Это заместитель, помощник имама сельской мечети. Мои функции — организация и проведение религиозных обрядов.

— А кто-то из Вайсертов занимается ещё религиозной деятельностью?

— Вы, наверное, в курсе, что у нас в республике с недавних пор заместителями директоров школ по воспитательной работе являются специалисты по исламу. Так вот, на эту должность в школе в Мелчхи назначен мой племянник — сын нашей сестры Айшат.

Справка «Кавказской политики»:

Вайсерт, Магомед-Хаджи. Родился в 1930 г. в селе Листовка Запорожской области Украины в немецкой семье. В сентябре 1941 г. был депортирован в Кзыл-Ордынскую область Казахстана. Работал в колхозе, на шахте, в геолого-поисковой партии. В Казахстане в 20-летнем возрасте принял ислам. В 1956 г. переехал на постоянное место жительство в Чечено-Ингушетию. Работал строителем в колхозе, плотником на биохимзаводе. Трижды совершил хадж (паломничество) в Мекку.

Из интервью Магомеда-Хаджи Вайсерта «Учительской газете» (№ 52, декабрь 1990 года):

«…При каких обстоятельствах я пришёл к осознанию, что именно мусульманство свяжет мою судьбу с судьбою Чечни? Представьте: повлияла вовсе не горькая участь спецпереселенца из немецкой колонии в селе Листовка, что в Запорожье. Не потеря родных и близких. Не то, что я, пылинка из могучей бури слёз и горя, заброшен злобной стихией в казахстанскую глубинку. Моя участь и участь целого народа, хотя и переплелись, существовали как бы раздельно: немец в ту пору ассоциировался с фашизмом, навязавшим СССР войну, чеченцы — изгои сталинщины, опальная нация».

«…В нынешнем столетии революции и войны попытались растоптать человеческую веру… Но та наука, которую прошёл там, в ссылке, удивительно надежна — надёжнее революции и политики. Она — в молитве: именно молитва не дала чеченцам погибнуть. В ней — глубина мудрости, строгий порядок мысли и состояния души, чёткие правила жизни, подчинённой, если хотите, жестокой дисциплине. Следует, однако, разграничить: что принадлежит Шариату, что — национальному характеру, обычаям, нравам. В час тяжкого испытания они соединились — ничто не могло сломить людей: ни голод, ни расстрелы… Вникните в суть: стойкость духа против тирана!»…

«Что же имеет вечную ценность? Конечно же, вера, которая уберегла вайнахов от полного исчезновения, гибели. Да не могла она мне быть чужой — у неё великая притягательная сила, жизнестойкость». «…В бытовом сознании тонкости политики не воспринимаются — или её принимают, или отвергают».

«— Значит, наличие вайнахского характера и определило ваш выбор?

—Это — не выбор. Убеждённость на уровне веры. Нигде, увы, не довелось прочитать, какие же законы природы регулируют характер нации. Судите сами: у ссыльных отняли книги, школу, уничтожена интеллигенция, народ живёт под дулом автоматов, голод, стужа, лагерное рабство, а чеченцы умудряются обучать детей родному языку, из уст в уста передают свою историю, вполголоса напевают песни, изучают ремесла. Старики собирают родичей малыми группами, стелют на землю лоскуток материи и молятся. Но это непростая молитва: люди с её помощью постигали науку выживания».

«…Я вжился в национальный характер. А точнее, моя жизнь, мои помысли стали его воплощением»..

«Род Вайсертов в Чечне — это, кoнечно, радость несомненная. Восемь детей, внуки — переплелись родственными связями с самыми древними семьями, тейпами… И не перестаю удивляться: великая нация имеет древнейшую историю, занимает достойное место в семье кавказских народов, а школа менее всего заботится о воспитании национального характера. Велик соблазн самому стать за учительский стол и рассказать детям, каков он, истинный вайнахский характер»…




http://kavpolit.com/chechnya-vajserty-s-ulicy-vajserta/
Leko
  • leko007

Маташ Мазаев - Прометей в танковом шлеме. ЖЗЛ

 Маташ Мазаев родился в 1908 году в селении Верхний Наур Надтеречного района. В 1920 году с семьей переехал в город Грозный. В 1930 году был призван в Красную Армию, по окончании действительной службы поступил в Киевское бронетанковое училище, которое окончил в 1935 году. 22 июня грозная опасность нависла над нашей Родиной. Воины Красной Армии, весь советский народ встали на ее защиту.

Подробнее      Серия "ЖЗЛ" - ИА Чеченинфо

Leko
  • leko007

Ушурма Шейх Мансур – первый Имам Кавказа. ЖЗЛ

Шейх Мансур (тур. «победоносный»), настоящее имя которого было Ушурма, родился в 1765 (по другим данным — 1760) году в селении Алды в Большой Чечне. Чеченец, происходил из тейпа Элистанжхой. Отец Мансура Шаабаз был родом из села Элистанжи. Некоторое время семья жила в селе Хаттуни, затем обосновалась в селе Алды, где и родился Мансур. В детстве изучал Коран под началом дагестанского муллы.

Подробнее      Серия "ЖЗЛ" - ИА Чеченинфо

Печать Шейха

Оригинал взят у wild_che в Печать Шейха
ПечатьВ научной среде Чеченской Республики и среди широкой общественности, укоренилось мнение об исчерпанности сенсационных в хорошем смысле находок в виде новых документов и раритетов. Но к большому удовольствию сухая научная жизнь историка порой радует открытиями, которые на порядок продвигают вперед научное знание или предоставляют возможность по новому взглянуть на давно известное. Так, когда-то автор этих строк писал в своей докторской диссертации о битве между объединенным отрядом казаков и дружины чеченского князя Ших-мурзы Окуцкого с войском выдающегося турецкого полководца Османа-паши на переправах р. Сунжи в 1583 г. Кто мог ожидать, что в том же Стамбуле безвестный художник в 1586 г. напишет миниатюру где изобразит схватку янычар с «неверными» на броде… через «Сунжу». А сколько замечательных историй хранлось в архивах. Но об этом мы расскажем лучше в отдельной статье. А сейчас о более важном.

За более чем полтора века прошедших со дня «сокрытия» (къайлавалар) великого чеченского шейха Кунта-Хаджи в Чечне и Дагестане были обнаружены несколько вариантов рукописи его учения в копиях переписанных разными лицами. Авторство уверенно относили к Кунта-Хаджи – главе суфийского ордена кадирийя на Северном Кавказе, тем более, что это было прямо отмечено в текстах. Правда были утверждения, о чем упоминает его мюрид и секретарь Абдусалам (Тутгиреев), что шейх был якобы "неграмотным". Речь идет, однако о том, что Кунта-Хаджи, с целью изложения своих мыслей на арабском языке грамматически правильно пользовался услугами профессиональных арабистов.

Шейх, как известно в детстве и юности учился в хьуьжар (религиозная школа) и совершил (по некоторым данным дважды) хадж в Мекку, где длительное время жил в арабской среде. Более того, после возникновения споров о его звании шейха он сдал экзамен самому имаму Шамилю образованнейшему человеку своего времени. Поэтому нет сомнений в том, что учение излагаемое шейхом устно на чеченском языке и записываемое вслед за ним знатоком арабского языка Абдусаламом святой мог проверять и, если нужно, то и исправлять. Но ученые не располагали подлинником рукописи Абдусалама (заверенной шейхом Кунта-Хаджи) с которой и делались позже с различной степенью искажения копии для мюридов.

Следует отметить, что имя устаза Кунта-Хаджи вопреки некоторым мнениям, в свое время было широко известно не только в Чечне и Ингушетии, но и в Дагестане: «В частности, дагестанский накшбандийский шейх Шуайб ал-Багини (умер в 1907 г. – прим. авт.) в своем биографическом труде «Табакат ал-Хваджакан ан-Накшбандиййа» пишет следующее: «Шейх Кунта-хаджи достиг степени познания Всевышнего Аллаха по причине своей божественной любви. Он жил во времена предводителя правоверных имама Шамиля, в вилайате Чачан…». Далее автор упоминает и дагестанских преемников Кунта-Хаджи – Умара ал-Анди, Ибрахима ал-Баханди ал-Хинди, Мухаммада ал-Лайли, Газиява ал-Хунзахи, Мухаммада ал-Хучади» (см.: Ш.Ш. Шихалиев Арабографические сочинения Кунта-хаджи Кишиева в Дагестане // Интернет).

Наверное, именно потому такая рукопись-жайн содержащая кораническое по духу и букве учение Кунта-Хаджи, написанная рукой молодого арабиста Абдусалама (Тутгиреев) при жизни устаза, была сохранена в Дагестане, откуда затем и попала в один из российских городов.

По рассказу, изложенному в рассматриваемой рукописи он, Абдусалам, будучи в ножных кандалах, много побродил "по стране неверных" не прекращая своей деятельности и вознося молитвы за Кунта-Хаджи. В данном жайне указано, что определенная часть текста - в том числе и молитва на чеченском языке - была записана им в феврале 1865 г., а это, если следовать научным данным, имело место примерно через год после ареста Кунта-Хаджи и его близких людей. Абдусалам был "на чужбине" рядом с Кунта-Хаджи на протяжении "семи месяцев" - по осень 1865 г. В течение этого времени, когда они вместе ели и часто беседовали - днями и ночами, Абдусалам «собирал все, что он слышал от него и записывал», переводя с чеченского на арабский. Видимо Кунта-Хаджи проверял его записи, если нужно исправлял, и, в конечном счете, что весьма важно, заверил своей личной печатью.

Скорее всего, он заверил рукопись еще и потому, что молодой Абдусалам был внезапно переведен в другое место ссылки, либо возвращен властями в Чечню. Как бы то ни было, он был вынужден оставить шейха в поселении Устюжное Новгородской губернии. Кстати, семья Кунта-Хаджи и его брат Мовсар, бежавший из ссылки эмигрировали тогда же из Чечни в Османскую империю в Ирак, где якобы многие предыдущие эмигранты-мюриды видели чеченского шейха. Слух этот был очень упорным и видимо возник еще и потому, что именно в Ираке находились святыни исламского духовного движения кадирийя, основанного, согласно традиции, в XII в. шейхом Абд аль-Кадиром аль-Джилани (аль-Гилани, 1077–1166 гг.).

Эксперт, рассматривавший записи мюрида Абдусалама, считает, что они явились, исходной аутентичной рукописью – источником для различных вариантов жайна с изложением духовно-нравственных взглядов в духе ислама Кунта-Хаджи поздних переписчиков в Чечне и Дагестане. Он пришел к данному выводу в результате рассмотрения нескольких таких текстов. Мы склонны поддержать это мнение. Нам также известно, что некоторые копии-варианты переведены на русский язык уже в наше время по благородной инициативе руководства Чечни и их можно найти в сайтах Интернета.

Мы не видели самой рукописи. Из письменного ее описания известно, что она написана на 29 листах пожелтевшей бумаги российского производства второй половины ХIХ века, листы размером 18х12 см. Арабский текст написан тростниковым каламом, почерком насх - в той разновидности, которая характерна для послешамилевской эпохи на Северо-Восточном Кавказе. Чернила черные, скорее всего, ручного изготовления. Количество строк на разных листах – варьируется: от 13 до 24.

Оттиск печати в данной рукописи сделан как было принято на Северо-Восточном Кавказе в ХIХ в.: печать коптили в дыму, а затем делали оттиск на документе. Эксперт считает печать подлинной, как и всю рукопись. В центре оттиска печати в форме пентаграммы написано: " Кунта-Хаджи". В этом можем убедиться и мы – фотокопия с печатью, к счастью, имеется.

Надо полагать, что именно с этой рукописи трактата Кунта-Хаджи, записанной рукой Абдусалама, и лично заверенной печатью святым человеком, шло копирование и размножение списков-жайнов, которые и сегодня встречаются не только в Чечне, но и в Дагестане (у аварцев, андийцев, табасаранцев и кумыков). Один из таких списков на арабском и в переводе на кумыкский язык, под названием «Тарджамат макалат аш-шайх ал-фадил Кунта-хаджи ал-Мичигиши ал-Иласхани», был опубликован в 1910 г. в типографии города Темирхан-Шура (ныне Буйнакск).

Думается, что документ названный нами условно «Рукопись Абдусалама» имеет большую научную ценность и мог бы по достоинству занять особое место в золотой сокровищнице религиозной и философской мысли народов Северного Кавказа.

К сожалению, рукопись, о которой мы здесь рассказали, один единственный раз всплыла за последнее столетие и столь же таинственно погрузилась в безвестность. Я лично ознакомился с экспертной справкой ученого, изучившего, видимо, рукопись целиком и с несколькими фотокопиями, полученными от неизвестного лица по электронной почте где-то зимой-весной текущего года. На основе этих отдельных страниц, с которыми я познакомил далее своих коллег в Москве и Дагестане, были также получены подтверждения о ее подлинности. Началась даже переписка с неизвестным хранителем.

Но, все наметившиеся было связи, в начале июня вдруг остановились. Вскоре стало ясно, что контакты по непонятным причинам и без объяснений прекращены, одна надежда, что не навсегда. Причины мне неизвестны. Может быть, рукопись ушла к безвестному коллекционеру, который предпочитает скрывать ее дальше. Так, что в одном из российских городов или на Ближнем Востоке в глубокой тайне, возможно, хранится национальное и духовное сокровище двух братских народов – чеченцев и ингушей.
Эту статью написал видный ученый и общественно-политический деятель Явус АХМАДОВ. Многие интересуются историей Ислама на Кавказе и суфизмом, решил поделиться для них.

Брест

Участие чеченцев в обороне Брестской крепости

Навсегда останется в памяти беспримерный героический подвиг защитников Брестской крепости.
В ночь с 21 на 22 июня 1941 года разрывы бомб и грохот снарядов обрушились на Брест. Фашистская Германия без объявления войны напала на СССР. А Брестская крепость была важным опорным пунктом на западной границе.Collapse )
Boy from Grozny

Чеченцы и ингуши в Великую Отечественную. Предатели или герои?

На данную тему довольно много мнений в нашем обществе. Как я писал ранее, из-за известных событий, произошедщих в Чеченской Республике, у некоторой части российского общества складывается негативное отношение ко всему чеченскому народу. Тем не менее...Collapse )

Прикладное искусство чеченцев и ингушей (XIX- начало XX в.)

Originally posted by sunja_edu at Прикладное искусство чеченцев и ингушей (XIX- начало XX в.)
Брошюра была выпущена в 1984 году. Составитель Хава Акиева.


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Под катом все остальные страницы.

Collapse )

</lj-like>